14-го декабря в Украине чествуют участников ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС. Именно в этот день в 1986-м году был принят в эксплуатацию комплекс защитных сооружений четвертого энергоблока ЧАЭС. А вот официально День ликвидатора был введен лишь спустя 20 лет, в 2006 году.

Ежегодно общественность вспоминает о том, какие колоссальные человеческие и материальные ресурсы понадобились для того, чтобы обуздать последствия самой крупномасштабной аварии в мировой истории. Решающими в схватке с «мирным атомом» стали четкие действия спасателей, а также героизм обычных жителей большой страны: пожарных, военных, медиков, ученых, строителей, водителей... Все они совершили настоящий подвиг, достойный глубочайшего уважения. Среди них были и сотрудники нашего комбината. В преддверии Дня ликвидатора героем нашей публикации стал водитель автотранспортных средств в карьере по вывозке горной массы Виктор Хорунжий.

«Страшно мне не было»

23-летний Виктор вот уже 2-й год работал в Автотранспортном цехе. Молодой специалист прекрасно знал свое дело, пользовался авторитетом у коллег. В июле 1986-го, спустя три месяца после взрыва на Чернобыльской АЭС, получил повестку из военкомата. Вместе с ним Родина призвала на помощь еще пятерых водителей из автобазы. Наш собеседник отправился в военкомат, прошел медицинскую комиссию и поехал, вместе с другими молодыми земляками, в зону ЧАЭС, чтобы защитить страну от губительной радиации. Дома у него осталась жена и годовалый сынишка.

На тот момент никто не понимал, что такое «радиация» и как она влияет на человека. Ведь ее нельзя потрогать и ощутить. Поэтому страшно мне не было. Тогда я был более чем уверен в том, что все будет хорошо,– вспоминает Виктор Иванович.

Сначала защитники Родины прибыли в Белую Церковь, там получили необходимое снаряжение, после чего отправились в 25-ю бригаду г. Иванков Киевской области.

30-километровая зона встретила Виктора Хорунжия необычной пустотой. На улицах не было людей, все окружающее замерло, как будто бы время поставило его на паузу. И никто не знал, как долго она продлится.

Виктор Хорунжий занимался дезактивацией территории. Утром его вместе с другими ликвидаторами везли машиной к реактору, возле которого располагался автопарк. Далее водители садились в «КамАЗы», их загружали бетонными плитами и они отправлялись по заданному маршруту. Конечная точка находилась в непосредственной близи от атомного реактора. Именно туда Виктор Иванович и привозил бетонные плиты, которыми потом устилали землю вокруг саркофага. Таким образом, благодаря подобному покрытию, по задумке, минимизировалось попадание радиации в окружающую среду.

Один «лепесток» на день – такой была защита от радиации

Смена Виктора Ивановича длилась час-полтора. Из средств защиты ему и товарищам выдавали только один «лепесток» в день... Конечно, этого было недостаточно для защиты человека от пагубного влияния радиации. Но никто об этом не думал. Молодые парни выполняли свой долг перед Родиной, до конца не понимая, какими последствиями для их здоровья это обернется...

Для измерения дозы полученной радиации не применялись специальные приборы. Сначала после каждой «ходки» к реактору мне записывали 1,1 дозу Рентген, затем показатель был снижен до 1 Рентгена. Но на самом деле точности в измерении не было никакой – все «на глаз», – отмечает Виктор Хорунжий.

После завершения смены все возвращались в расположение части и отдыхали. Если говорить о питании, то с его поставками проблем не было. По словам Виктора Ивановича, ему запомнилось то, что вдоволь привозили дефицитной на то время сгущенки, разных газированных напитков – «Пепси» и «Кока-кола».

В «Зоне отчуждения» наш собеседник находился 14 дней, а в 25-й бригаде – 42. В итоге в документации было указано, что он получил максимально возможную дозу облучения, равную 25 Рентген. Когда Виктор вернулся домой, ему выплатили заработную плату 1,5 тыс. рублей. Тогда это были большие деньги. Говорит, что потратил их на семью.

Влияние радиации на организм начало ощущаться спустя 30 лет после возвращения из зоны ЧАЭС. Виктор Хорунжий отмечает, что у него периодически болят суставы. Но он привык справляться с трудностями самостоятельно – лечится мазями в домашних условиях.

Подвиг автомобилиста, который не побоялся отправиться в Чернобыльскую зону, чтобы стать на защиту будущих поколений, был отмечен званием «Ликвидатор ЧАЭС 2-й категории». Кроме того, в 90-х он получил медаль «Ликвидатор Чернобыля», а также памятную награду «Захисник Вітчизни».

Сегодня Виктор Хорунжий с болью вспоминает о тех событиях, которые навсегда разделили жизнь ликвидаторов на «до» и «после». Многие не выдержали схватки с невидимым «врагом», и рано ушли из жизни. Кто-то еще жив, но вынужден тратить немало средств на лечение... А таких, как Виктор Иванович, на нашем комбинате 41 человек.

В нашем городе все ликвидаторы сплотились в ОО «Союз Чернобыль Украины» под руководством Юрия Середы. Именно благодаря данной организации все они остаются единой семьей, делятся своими радостями и горестями, обретая поддержку в непростые времена.

В этот декабрьский день мы благодарим всех ликвидаторов за их подвиг. Желаем им крепкого здоровья, чистого неба и благополучия в их семьях.

Автор «За марганець»

Опубликовано в Люди нашего города

26 апреля в мире вспоминали очередную 33-ю годовщину аварии на Чернобыльской атомной электростанции. Притупилась ли боль от этого события? Помним ли мы о нем и понимаем ли, что случилось тогда далекой апрельской ночью 1986-го года? Чернобыль это, безусловно, трагедия. Трагедия с огромным количеством жертв, потерь и последствий. Но вместе с тем - это была и победа. Победа на вырвавшимся из под контроля «мирным атомом», который мог запросто превратить в радиоактивную зараженную пустыню не только большую часть Украины, но всей Европы. В этом году телеканал НВО выпустил мини-сериал «Чернобыль» с участием звезд современного кинематографа. Авторы сериала ставят цель показать не только трагедию, но и величие подвига людей, что ее ликвидировали. Ученых, военных, инженеров и сотен тысяч простых «ликвидаторов». Чернобыль стал действительно победой для всех этих людей, которые сумели сделать невозможное — максимально уменьшить последствия катастрофы и спасти миллионы жизней. Победа далась непросто и дорогой ценой, которую они платят до сих пор. Но, как Курская битва у танкистов, ликвидация аварии на ЧАЭС стала победой и для стройбатовцев, и для солдат химвойск, и для инженеров. Постройка в рекордные сроки защитного саркофага вообще является беспрецедентным событием в мировой истории. Есть история, как в период ликвидации аварии на здании станции появлялся флаг, который в знак своей победы устанавливали «ликвидаторы». От радиации он быстро выгорал, но его постоянно сменяло новое знамя. Как бы это пафосно не звучало, но сотни тысяч людей, в том числе более 500 наших земляков из Орджоникидзе, тогда действительно спасали мир. В респираторах «лепесток», практически без защиты они выходили на бой против смертоносных рентгенов и «мирного атома». Тогда они победили и мы никогда не должны забывать об этом.

В канун даты аварии на ЧАЭС в газете «За марганець» было опубликовано несколько историй ликвидаторов аварии, живущих в нашем городе. Это мастер Службы обеспечения производства Олег Кульбаченко и представитель Службы охраны, охранник Виктор Павлюк. Предлагаем ознакомиться с ними и на страницах нашего ресурса.

Олег Кульбаченко: он прибыл на место трагедии буквально через неделю после аварии

60172834 662607614184819 3112820394369744896 n    В 1986 году 21-летний Олег Кульбаченко проходил срочную военную службу в Киеве, был обычным солдатом. До того, как его призвали в ряды Советской Армии, молодой парень работал водителем в Автотранспортном цехе комбината. И вот 2 мая командир его части подписал приказ о том, что Олег вместе с еще 7-ю его сослуживцами должны отправиться в Чернобыль, а затем – в Припять. Зачем это нужно и в чем они будут задействованы, им не сказали. Когда группа военнослужащих прибыла в оперативный штаб г.Чернобыль – самое сердце атомной катастрофы, тайна открылась и они узнали, что произошла авария на электростанции. Олегу Владимировичу было поручено ездить по селам 30-километровой «Зоны отчуждения» вместе с генерал-лейтенантом для оповещения населения о предстоящей эвакуации. Наш собеседник отмечает, что на лицах людей, узнавших о произошедшей катастрофе, прочитывался ужас за будущее их семей. Никто не знал, что это значит, и уж точно не подозревал о масштабах атомной аварии. На его глазах эвакуировали людей, пустели города и села. От такого удручающего зрелища становилось не по себе.

     Спустя 2 дня, а именно 4 мая, Олег Кульбаченко приступил к работе по своей основной специальности – начал возить на станцию атомщиков, задействованных в ликвидации аварии. В день совершал от 10 до 15 выездов. Работать приходилось не менее десяти часов в сутки. Своими глазами он видел разрушенный реактор. Перед глазами все еще стоит картина, которой его встретил Чернобыль – едкий зеленовато-лимонный дым, окутывающий все вокруг, и множество ликвидаторов, сражающихся с «мирным атомом»…

     – Если говорить о средствах индивидуальной защиты, то нам давали только «лепестки». Они, по сути, совершенно не защищали от радиации. Могу отметить, что ежедневно нас обеспечивали и новыми х/б костюмами. Кроме этого, я носил с собой карманный накопительный дозиметр, который измерял количество радиации, полученной моим организмом. Вот таким было мое «обмундирование», – делится воспоминаниями более чем 30-летней давности Олег Кульбаченко.

     Если говорить о питании, по словам ликвидатора, оно было хорошим. Вспоминает, что именно в Чернобыле попробовал дефицитную офицерскую тушенку и конскую колбасу. Дома он таких продуктов даже в магазинах не видел.

     Наш собеседник продолжал работать в зоне АЭС до 11 июня. Именно в этот день он почувствовал себя плохо. Его отвезли в Киевский госпиталь и поставили диагноз «ОРЗ». Олег Владимирович говорит, что ощущал постоянную головную боль. Спустя 2 месяца, его выписали из госпиталя, и он вернулся на срочную службу, но уже не в свою часть, а в другую – в город Бровары. После ликвидатор продолжил работу на родном предприятии. Тогда-то и выяснилось, как радиация повлияла на его здоровье. Дело в том, что Олег Кульбаченко трудился водителем, а, как известно, перед сменой люди этой профессии проходят обязательный медосмотр. Так вот: у молодого парня диагностировали повышенное сердечное давление. В 23 года оно составляло 140/90! С того времени он вынужден уделять внимание проблеме, принимать лекарства, чтобы привести в норму этот важный показатель.

      Спустя 33 года после техногенной аварии, Олег Владимирович в подробностях помнит о тех событиях. Он состоит в общественной организации инвалидов, ликвидаторов и пострадавших от последствий аварии на ЧАЭС «Союз Чернобыль» города Покров. Вместе со своими побратимами всегда участвует в ежегодном мероприятии к 26 апреля, делясь воспоминаниями и «чернобыльской» болью…

«Я не совершал подвиг – просто помогал Родине в трудную минуту»

60081991 2121832157912236 463494170296713216 nЕще один сотрудник комбината, который сейчас работает в Службе охраны, – Виктор Павлюк, в 1986 году также принимал участие в устранении последствий техно-
генной катастрофы в Чернобыле. Виктор Иванович вспоминает: тогда он и подумать не мог, что станет ликвидатором...

Утро 30 июля началось для него обычно. Он тогда был водителем в АТЦ. Мужчина пришел на смену, но диспетчер не подписал ему путевку, как и другим десятерым товарищам. Просто сказали, что нужно ждать начальника колонны и следовать его дальнейшим распоряжениям. Удивленные водители, конечно же, ничего не поняли. Как только руководитель пришел, то сразу же объявил, чтобы они шли в воен-
комат. И снова ни слова о том, что произошло, и что необходимо будет делать. В военкомате Виктору Ивановичу вручили повестку, согласно которой он должен был незамедлительно собраться и быть готовым к следующим указаниям.

На тот момент у нашего собеседника уже была семья. Говорит, что показал жене повестку и, собравшись, отправился на встречу с неизвестностью. Группу людей из нашего города отвезли на аэродром в г.Кривой Рог, а уже оттуда – в Белую Церковь, затем машинами «ЗИЛ-131» – в с.Ораное Иванковского района Киевской области, где располагалась 25-я дивизия

ВДВ. Именно там прибывшие узнали, что в ближайшее время им придется принимать непосредственное участие в ликвидации последствий взрыва на 4-м энергоблоке Чернобыльской атомной электростанции. 
Изначально задача Виктора Павлюка заключалась в погрузке обломков энергоблока в контейнеры. 
Для того, чтобы убрать обломки, нам приходилось подходить прямо к стене разрушенного реактора. Работали руками и лопатами. Можете себе представить, какой радиационный фон там был! Показатели на дозиметрах просто зашкаливали! – взволнованно рассказывает ликвидатор.

В этих работах он был задействован примерно в течение одной недели. Позже, когда по-явилось место по его основной специальности, проводил дезактивацию техники, работающей на 3-м и 4-м энергоблоках. Наш собеседник подтверждает информацию о том, что люди практически не были защищены от воздействия радиации, так как один «лепесток» не способен этого сделать. Однако, тогда никто не задумывался о том, что последствия пребывания в зоне ЧАЭС как-то негативно отразятся на их состоянии здоровья. Дозиметров не было, и за один выезд на станцию всем записывали 1,5 рентгена. Учет рабочего времени тоже велся весьма некорректно, так как люди трудились не менее 8 часов в день, а в документации отображались только 6... То есть пока не было выполнено поставленное задание, никто не возвращался из эпицентра.

Условия проживания были нормальные, питание тоже хорошее. Виктор Павлюк рассказывает, что в больших количествах всем выдавали минеральную воду. На то время считалось, что именно с ее помощью можно было вывести из организма йод, который накапливался при вдыхании воздуха, загрязненного радиацией. 
«Живых» денег, по словам ликвидатора, им не платили, так как они приехали в Чернобыль в качестве военнообязанных. На предприятии за ним сохранялся заработок, который мужчина получил по приезду из зоны ЧАЭС. Но, как говорит наш собеседник, были среди ликвидаторов и «гражданские, которые ехали туда, чтобы заработать деньги на машину или квартиру». 
Миссия Виктора Павлюка была завершена 3 сентября 1986 года, когда он набрал предельно допустимую дозу радиации в 25 рентген. В итоге ликвидатору была определена 1 категория 3 группы инвалидности. По приезду домой Виктор Иванович ощущал сильнейшие головные боли, однако врачи утверждали, что он абсолютно здоров. Таким образом, пребывание в опасной радиоактивной зоне не прошло бесследно. Вот почему мужчина вынужден два раза в год подлечиваться. Для этого он посещает отделение для чернобыльцев Областной больницы им.Мечникова. Там ему бесплатно проводят обследование и необходимые медицинские процедуры.

На торжественном пиджаке Виктора Ивановича 4 награды: памятные знаки «Захисник Вітчизни», «Ликвидатор последс-твий аварии на ЧАЭС», медали «За вірність бойовому товариству» и к 20-летию ЧАЭС. И хоть сам ликвидатор не считает, что совершил подвиг, это не так. На самом деле то, что было сделано отважными людьми, которые не побоялись вступить в схватку с «мирным атомом», не жалея при этом своего здоровья и даже жизней, достойно огромнейшего уважения. 
– Я выполнял свою работу, как и все остальные. Раз меня призвали туда, то значит, Отечеству нужны были мои присутствие и помощь. Если сейчас, не дай Бог, мне бы сказали, что необходимо ехать туда, согласился бы, не раздумывая, – утверждает ликвидатор.

Как и другие побратимы, Виктор Иванович состоит в организации «Союз Чернобыль». В преддверии дня памяти встречается со школьниками, рассказывает об этой масштабной трагедии. К 30-й годовщине аварии на ЧАЭС он давал интервью ученице лицея, в котором рассказал свою историю. Но больше всего Виктор Павлюк, как и все ликвидаторы, призывает не забывать о том, какой ценой было спасено все человечество. 
Мы же, в свою очередь, желаем всем, кто участвовал в ликвидации аварии на ЧАЭС, здоровья, благополучия, мирного неба над головой. Спасибо Вам за бесстрашный подвиг, который навсегда останется в памяти будущих поколений.

автор «За марганець»

 

Опубликовано в Люди нашего города